Суббота, 19 Сентябрь 2020 18:16

Даут в августе

Оцените материал
(0 голосов)

Подошло время отпуска, как всегда вместе с друзьями мы решили провести его в горах- это правило, которое мы, многоопытные туристы, никогда не нарушаем. На этот раз решили отдохнуть в Даутском ущелье. Как оказалось, это был правильный выбор. Чтобы добраться туда, нужно проехать Карачаевск и свернуть в  Кубанское ущелье. Эта дорога, ведущая к подножию Эльбруса, была проложена в начале сороковых годов XIX века. Знаете, кто руководил строительством? Ссыльный декабрист Константин Игельстром.  Он был сослан в Сибирь, но по просьбе брата Александра, который  командовал Хоперскиим казачьим полком,  переведен в станицу Баталпашинскую. Два года Константин Игельстром проводил горные сапёрные работы на территории нынешней Карачаево-Черкесии, вместе с братом руководил прокладкой первой колесной дороги от станицы Баталпашинской до Хумаринского укрепления. Спасибо им - очень живописная дорога получилась! Примерно через 20 километров подъезжаем к так называемому Красному мосту, значит, мы на месте. Именно здесь в Кубань впадает  Даут, который и дает название ущелью. Даут- это самый длинный приток Кубани, его длина почти 42 километра, свои истоки он берет на высоте 1100 метров из одноименного ледника. 

 

Через несколько сотен метров – кордон. С 2014 года Даутское ущелье входит в состав Тебердинского государственного биосферного заповедника, охраняется законом, поэтому правила здесь те же: проходим регистрацию. Кроме того, обязательный досмотр автомобиля: мало ли за чем вы сюда приехали!


С востока ущелье ограничено Даутским хребтом, отделяющим его от бассейна Учкулана, а с запада системой хребтов, являющихся границей Тебердинского государственного заповедника. По их склонам сбегают многочисленные притоки Даута — Кичкинесу, Кенделенлесу, Рынджи, Рхи. Близко сдвинутые склоны густо поросли лиственным лесом, который образует естественный шатер. Постепенно дорога расширяется, и мы выезжаем на просторную поляну. Справа- тропа, ведущая на плато Джалпак. - «Когда-то на его летних пастбищах было немало ферм, -рассказывает наш проводник Рашид Чагаров, госинспектор Даутского заказника. - Именно поэтому в советское время здесь был построен первый в Советском Союзе молокопровод. Отсюда по полиэтиленовым трубам протяженностью в несколько километров молоко прямо с пастбищ поступало на молокоприемную станцию, расположенную в долине».
Да, когда-то жизнь здесь кипела, теперь об этих временах помнят лишь несколько чудом уцелевших зданий. Кстати, в одном из них по-прежнему живут люди, вернее, молодой человек, который, по обычаю гор, встретил нас весьма радушно. Он-то и поведал нам легенду про мост, который встретился нам в начале пути.
- Эту историю мне рассказал дед. Раньше моста тут не было, сюда было очень трудно добраться. Один русский офицер в царское время приехал сюда, влюбился в девушку- карачаевку и ради нее поставил этот мост. Его, бедного, под трибунал отдали, и, по легенде, девушка тоже за ним прыгнула с моста,- рассказал Алимурат Тебуев, житель Учкулана.
Грустная история. Хорошо, что те времена давно прошли! Поблагодарив гостеприимного хозяина, двигаемся дальше. Открывающаяся панорама завораживает: ближе к холодам деревья наряжаются в яркие одежды, словно готовятся к осеннему балу. И к концу октября, когда наступает бабье лето, от этой картины глаз не отвести. Белоствольные березки и солидные клены к осени распускают алые паруса багряных листьев, робкие осинки к холодам заливаются лимонно-желтой краской, а рябинки примеряют рубиновые серьги. Такое яркое прощание с летом вполне оправданно: впереди долгая зима.
Постепенно лес становится смешанным, у дороги появляются орешник, шиповник, старые фруктовые деревья. Когда-то здесь тоже была ферма, жили люди, теперь о них напоминают только эти памятники да следы диких зверей, которые не прочь полакомиться фруктами.
- Месяц назад, где-то в августе, мы приехали с инспекторами, и с полянки вышла медведица с медвежатами. Они поздно нас заметили, развернулись и ушли,- рассказывает Рашид Чагаров.
- Медведица вас увидела и убежала?
- У медведя зрение очень слабое - обоняние хорошее, слух хороший. Пока он не учует человека, он не убегает. Он может смотреть на вас минут 10-15 и не уходить, пока не учует.
Вот потому-то лесники и проводят досмотр автомобилей: «Кого в Дауте только не встретишь – на ветвях деревьев с утра до позднего вечера хлопочут проворные белки. Глядя на этих хозяек, трудно поверить, что они - народ пришли: в наши леса белки были завезены с Алтая в 30-40- годы прошлого века. В конце 80-х из Саян и Памира сюда привезли яков. Поиском кормов заняты зайцы, лисы и прочие лесные обитатели. Здесь можно встретить кавказского оленя, серну, бурого медведя, волка, лесного кота. В труднодоступных ущельях и балках промышляют кабаны. На скальных отрогах коротают свой век западнокавказские туры. Когда-то их было в Даутском ущелье так много, что гордые фигуры круторогих красавцев на скалах можно было увидеть с дороги, не выходя их машины. Теперь, из-за хищнического отношения человека к природе, чтобы их встретить, нужно пройти не один километр, поднимаясь высоко в горы. Если бы не инспекторы, то же самое было бы и с кабанами- желающих поохотиться в заповедных местах и сейчас хватает.
- По нашим наблюдениям зверь в заказнике восстановился. Лет 6 назад прошла африканская чума свиней, вымерло почти все поголовье. Осталось лишь процентов 20. За два года восстановилось почти все поголовье кабанов, - рассказывает госинспектор.
Благодаря тем же лесникам в неурожайные годы «население» Даута с удовольствием подкрепляется сладкими корешками топинамбура или земляного картофеля, который много лет назад посадили инспекторы. В прошлом году у кабанов была бескормица, они все выкопали.
Горы то расступаются, словно давая реке «вздохнуть» спокойно, то стискивают ее в каменный корсет, и тогда красавец Даут возмущается, кипит белой пеной. Летом здесь раздолье не только многочисленным туристам, но и растительному царству, среди которого встречаются и краснокнижники. Альпийские луга расстилаются разноцветными коврами: фиолетовые колокольчики, желтые лютики, ярко-синие горечавки, примулы самых разных оттенков, белые ромашки - Даут фестивалит до самых холодов.
Эти места - рай для грибников! Чьи только шляпки не увидишь в заповедных лесах: оранжевые -подосиновиков, светло-коричневые- дубовиков, но самые красивые, конечно, у мухоморов- гениальная все-таки художница природа!
По мере продвижения вверх по реке на юг, в сторону Главного хребта, ландшафт меняется: выжженные солнцем склоны, шлейфы осыпей и каменистые островки с чахлым кустарником постепенно уступают место лесу, который становится все выше и гуще. Через несколько километров подъезжаем к бывшему поселку геологов.
- Раньше тут был пионерский лагерь. Сюда привозили школьников со всей Карачаево-Черкесии, - рассказывает наш проводник.
Кстати, о дорогах. То и дело на нашем пути встречаются остатки брусчатки, которую, говорят, укладывали пленные немцы. И правильно, нечего было нападать на нас! Сколько горя и бед людям принесли! Правда, и своя власть тех же людей не жалела. Следы пережитой трагедии в Даутском ущелье встречаются на каждом шагу. Взять, например, старинный аул Джазлык, от которого осталось всего несколько камней. Он был основан в 1397 году, здесь проживало более тысячи человек. Название аула весьма поэтично - в переводе оно означает «Весенний». Селение это находилось на самой солнечной стороне ущелья, и в народе говорили, что весна сюда приходила намного раньше, чем в другие уголки Даута. Здесь было родовое гнездо Аджиевых, Биджиевых, Кипкеевых, Текеевых, Байчоровых и других. Теперь - это первая точка отсчета жертв депортации жителей Даутского ущелья.
А вот и вторая- самый старинный карачаевский аул Даут. Вместе с Хурзуком, Учкуланом и Карт-Джуртом они составляли Большой Карачай. По древним тропам, которые сохранились до сих пор, жители аула ходили в Теберду, Учкулан и Махар. Ездили и в станицу Баталпашинскую, меняли древесину на продукты питания. Дорога занимала две недели.
Здесь каждый клочок земли был на вес золота. Чтобы посеять овес, пшеницу жители аула вручную собирали камни и складывали их вон на тех склонах. Трудолюбивые люди жили в Дауте!
- Его жители создали целую систему орошения сенокосов возле своего селения: вода из Кенделенлесу по арыкам поступала на заливные луга, и даутские травы достигали высоты по пояс, а то и больше, - рассказывает наш гид.
А еще Даут славился своими борцами. Не знавший поражений Мамура Кинкеев, прозванный Чымык- уллу (Большой силач), Бекир Боруев, Кочкар Абайханов, положивший в считанные минуты на обе лопатки профессионального американского борца-тяжеловеса. Жил здесь и не менее знаменитый силач Бабула Кочкаров, который после революции был командиром казачьей сотни деникинцев станицы Зеленчукской. За что был расстрелян большевиками в 1920-м году. К началу вой-ны Даут пришел в запустение. В послевоенное время он стал называться Цуамта, но и это кануло в Лету…
А вот и дача Владимира Исламовича Хубиева. Он был страстным рыбаком и охотником. Когда был председателем облисполкома, частенько сюда приезжал.
А разве может эта великолепная долина кого-то оставить равнодушным? Достаточно сказать, что от Теберды Даутское ущелье отделяет хребет Кышка-Джер, горы которого высотой могут поспорить с величественными вершинами Домбая. Например, та же Кышка-Джер тянет на 3 тысячи 822 метра, Гаралы-Кол-Баши- 3768 метров. Но особенно потрясает панорама гор, открывающаяся с перевала Эпчик. По этому перевалу, если захотите, несложно пройти к Джамагатским нарзанам, в Теберду. Но сначала постарайтесь встретить здесь солнечный восход. Светило поднимается из-за Эльбруса, и краски этой картины просто волшебны! Итак, на востоке – потрясающий вид высочайшей вершины Европы, на западе- завораживающая картина Мухинского перевала, хребтов Мысты-Баши и Ужум.
А еще советуем посетить высокогорное озеро Уллу-Кель, что расположено под скалистым пиком Рынджи-Аге. Уллу-кель означает «большое озеро». Окруженное осыпями и спадающими к берегам снежниками, оно напоминает прозрачный драгоценный камень в строгой оправе.
О Даутском ущелье можно рассказывать бесконечно, здесь есть на что посмотреть. Говорят, что именно в этом ущелье снимали часть фильма «Последний богатырь», горные районы сказочного Белогорья. Задолго до начала съемок были выбраны живописные самшитовые заросли в окрестностях Сочи, но к моменту начала съемок этот прежде густой лес невозможно было использовать в качестве естественных декораций: почти весь самшит оказался уничтожен вредителем – бабочкой-огневкой. Поэтому съемочная группа оказалась в Даутском ущелье.
Их можно понять: природа сказочно красивая, девственная. И в этом, на мой взгляд, самая большая заслуга наших государственных инспекторов. Да, Даутское ущелье имеет статус заказника, но разве это останавливало когда-то наших людей? Где бы мы не отдыхали - на Кислых источниках, на Лабе, в Хурзукском ущелье, везде был один и тот же пейзаж - следы тракторов, сплошные вырубки, выкорчеванные огромные деревья. А вот в Дауте все 30 километров, что мы поднимались к месту стоянки, так и не встретили ни одной грузовой машины, ни одной лесопилки. За все 10 дней пребывания - только мы, коровы и лесники, которые то и дело проезжали с инспекцией. Все деревья целые, лес густой, ни одного пожара!
Так что спасибо нашим лесникам за прекрасный отдых, за честность и добросовестное отношение к своим обязанностям. Сегодня это редкость. Мы с друзьями решили приехать сюда и на следующий год, если пустят, конечно. Потому что возвращаться в городскую суету, покидать это райское место нам совсем не хотелось. Хотелось сказать другое : остановись, мгновенье, ты прекрасно!


Ольга САВЕНКО

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Газета «Кавказ-Экспресс» издается с 2002 года Электронная версия издания. Наш e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.